02
Март

АС Московского округа исправляет ошибки: пять самых интересных дел за январь

Суд решил не налагать обеспечительные меры на единственный дорогой актив ответчика, и тот был продан. Теперь истец пытается признать договор купли-продажи недействительным, но суды считают, что он не имеет на это права. В другом процессе продавец поставил продукцию по приблизительной цене, а, получив деньги, решил обязать покупателя согласовать твердую. Эти и другие арбитражные споры – в традиционной ежемесячной подборке самых интересных дел Арбитражного суда Московского округа.

Банковская гарантия и натура

Какие обязательства можно обеспечить банковской гарантией, а какие – нельзя, решал Арбитражный суд Московского округа в деле А40-219679/2015, в котором «ФСК ЕЭС» требовало от банка «Зенит» 149,6 млн руб. Это максимальная сумма, которой банк в 2013 году согласился отвечать перед энергокомпанией за подрядчика «Русинжиниринг». Но вместо того, чтобы построить линии электропередачи в Ямало-Ненецком автономном округе, подрядчик обанкротился (А40-159279/2013). В 2015 году «ФСК ЕЭС» обратилась в «Зенит» за деньгами, поскольку принципал 1) не возвратил бенефициару досрочно выплаченную сумму гарантийных удержаний (в размере как раз 149,6 млн руб.); 2) не завершил работы в срок, предусмотренный договором; 3) не предоставил банковскую гарантию на новый срок.

Арбитражный суд Москвы отклонил требования в полном объеме. Поскольку истец перечислил гарантийную сумму досрочно и добровольно (а не во исполнение договора), это не покрывается банковской гарантией. Кроме того, она не может обеспечивать обязательство, которое не имеет денежного эквивалента, например, выдачу повторной гарантии, счел АСГМ. Поскольку договор не предусматривает за невыдачу никаких штрафов, гаранту потом будет затруднительно предъявить регрессный иск, объяснила судья Алла Китова. Да и вообще, банк вряд ли что-то потом получит с банкрота, если рассчитается с бенефициаром. Что же касается невыполнения работ, тут первая инстанция указала, что «ФСК ЕЭС» сам отказался от договора и подписал с контрагентом «нулевой» акт сверки. 9-й Арбитражный апелляционный суд согласился с такими выводами полностью.

А вот АС МО – лишь частично. Он подтвердил, что договор не предусматривает возврата досрочно выплаченных удержаний, поэтому гарантия здесь не действует. Но Гражданский кодекс не ограничивает ее применение только денежными или аналогичными обязательствами. Поэтому гарантией вполне можно обеспечить исполнение обязательства в натуре. «Тройка» АС МО под председательством Андрея Новоселова изложила недостатки работы АСГМ: суд не узнал, почему банк «Зенит» отказался выплатить деньги, и не проанализировал, какие же именно обязанности по договору покрывала гарантия. Все это будет сделано при новом рассмотрении дела.


Составление договоров

Юруслуги для юриста

Вопросы действительности судебных расходов суды решали в деле А40-22296/15, в котором ООО «Всероссийская юридическая служба» взыскала с ООО "ТрансМашЭнерго" 410 тыс. руб. долгов и убытков по соглашению об оказании юридических услуг в банкротстве. После того, как решение устояло в двух инстанциях, юрфирма отправилась взыскивать 60 тыс. руб. расходов на представителя Евгения Лихачева. Она представила договор с ним, акт выполненных работ и расходный кассовый ордер. Этих документов оказалось достаточно, чтобы первая инстанция в отсутствие возражений ответчика сочла расходы обоснованными и разумными. Но «ТрансмашЭнерго» пожаловалось в апелляцию. Там ответчик настаивал, что «истец неправильно привлек представителя и не оплатил юридических услуг по данному делу» (так изложено в постановлении). Но 9-й ААС счел эти доводы необоснованными: документы свидетельствовали о том, что представитель оказал услуги, а истец перечислил деньги. «Не представлено доказательств, что их оплатил кто-то другой», – заключила вторая инстанция.

Кассация с ней не согласилась и более подробно изложила в своем постановлении аргументы ответчика. Нижестоящие инстанции не проверили его утверждения о том, что истец сам оказывает юридические услуги и гендиректор сам юрист, поэтому не было нужды привлекать помощь со стороны. Ответчик обращал внимание и на то, что Лихачев не защищал юрфирму ни в одном процессе, в деле нет документов за его подписью. Поэтому АС МО отправил вопрос на пересмотр с указанием проверить, не было ли злоупотребления правом.

Милосердный банкрот

В январе 2017 года АС МО вынес несколько решений в спорах, где компания-банкрот взыскивала задолженность, а затем прощала часть долга, заключая мировое соглашение. Нижестоящие инстанции его утверждали, поскольку, по их мнению, ничьи права не нарушались. Но кассация призвала быть бдительнее в этих вопросах.

Например, ООО «Сергиево-Посадская тепло-генерирующая компания» (банкрот «со стажем»; дело А41-50607/2012) предъявила требования к УК "МосОблЭксплуатация" на 2,4 млн задолженности по коммунальным платежам (А41-11753/2016). Арбитражный суд Московской области принял иск в марте 2016 года, а в июне уже утвердил мировое соглашение, которое великодушно уменьшало долг всего лишь до 9 тыс. руб. Кто представлял интересы банкрота в суде и одобрил такое решение – в доступных материалах дела не указано. Конкурсным управляющим «СП-ТГК» тогда был Андрей Козлов.

В ноябре 2016 года его сменил на посту Руслан Авдюшев, который через месяц после вступления в должность оспорил определение АС Московской области в окружном суде. Его коллегия согласилась, что в деле надо разобраться еще раз. Первая инстанция неверно решила, что ничьи интересы не нарушены. Поскольку истец находится в процедуре несостоятельности, понятно, что иск предъявлен с целью получить 2,4 млн руб. для пополнения конкурсной массы и удовлетворения кредиторов «СП-ТГК», излагается в постановлении. Учитывая, что банкрот отказался от значительной части своих требований, суду необходимо было проверить полномочия управляющего и его представителя на заключение такого рода сделки, однако этого не было сделано, отметила кассация. Вопрос она направила на пересмотр.

Ускользающий административно-складской комплекс

В 2014 году компания «Лин-БП», владелец 99,9% уставного капитала ООО «Продфорум», вышла из этого общества, а это значит, оно должно было компенсировать ей рыночную цену ее доли – 236,4 млн руб. (почти полная стоимость административно-складского комплекса в Мытищах). Но выплаты бывший участник так и не дождался и в августе 2015 года подал иск об ее взыскании (А41-60620/2015). АС Московской области еще продолжает его рассмотрение, но судья Алексей Коваль отказался запрещать сделки с комплексом в Мытищах до окончания процесса. Он решил, что обеспечительные меры излишни.

Поскольку ничто не мешало распоряжаться складом, в феврале 2016 года комплекс купил ИП Игорь Володин за 65 млн, причем все договоры зарегистрировали в день сделки. Хотя они не были оплачены, стороны договорились обойтись без ипотеки, и срок оплаты несколько раз продлевался дополнительными соглашениями.

«Лин-БП» отправилось оспаривать эту куплю-продажу в суде (А41-16480/16). Истец обращал внимание на подозрительные условия договоров и то, что они до сих пор почти не оплачены. Ответчик возражал, что нет такого судебного акта в пользу «Лин-БП», который стало бы невозможно исполнить из-за спорных соглашений. Действительно, они не нарушают права истца, ведь он не является стороной сделок и по-прежнему может требовать возмещения убытков, согласился судья АС Московской области Сергей Жиляев. 10-й Арбитражный апелляционный суд согласился с его решением и добавил, что в действующем законодательстве нет норм, которые позволяют бывшему участнику фирмы оспаривать ее сделки. «Лин-БП» не доказал, что отчуждение зданий приведет к невозможности взыскать убытки, рассудил 10-й ААС.

А кассация сочла отказ необоснованным. Она приняла к сведению, что ответчик долгое время уклонялся от выплаты стоимости доли. Возможна ли она вообще, если общество лишается единственного актива – на этот вопрос нижестоящие инстанции не ответили, раскритиковал АС МО. Таким образом, коллегия под председательством Ольги Комаровой отправила дело на новое рассмотрение и указала проверить спорные сделки на злоупотребления.

Военно-промышленный эстоппель

ОАО «Подольский электромеханический завод специального машиностроения» с 2012 года поставлял центральному конструкторскому бюро «Титан» запчасти в рамках военного заказа. В договоре была указана «ориентировочная цена», а твердая согласовывалась с учетом приказа Министерства экономики о нормах рентабельности оборонной продукции от 18 декабря 1997 года № 179. После того как продавец поставил очередные партии в 2014–2015 году и получил за них оплату по «ориентировочной цене», он предложил конструкторскому бюро ее увеличить со ссылкой на заключения военного представительства Минобороны. Но бюро отказалось подписывать скорректированные документы. И завод решил заставить его в суде (А41-8551/16).

АС Московской области счел, что это справедливо: поскольку цена в договоре приблизительная, ответчик должен был согласовать точную. Истец верно ее подсчитал и обосновал, ответчик не представил контррасчета или возражений. Поэтому следует обязать его подписать скорректированные документы. С этим согласился 10-й ААС.

Но истец ведет себя противоречиво, возразил АС Московского округа, куда отправился ответчик. Суды не учли доводов последнего, что спорные партии были без замечаний приняты и оплачены по «ориентировочной цене», после чего поставщик решил ее увеличить. Нижестоящие инстанции не проверили, есть ли вообще такой способ защиты, как принуждение подписать протоколы, отметила коллегия под председательством Веры Черпухиной. В своем постановлении она изложила доводы ответчика о том, что он не просто так отказался согласовывать удорожание. Индекс "инфляции" у головного заказчика не превышает 5,1%, а истец предложил индексировать стоимость на 26–36%, жаловался ответчик. Судьи вняли этим доводам и отправили дело на пересмотр.


Юридические услуги юридическим лицам в Москве
1224

Юридические услуги

Также ищите нас в:


Наши блоги: