19
Дек

Компенсация за вред репутации: ВС указал, когда ее можно взыскать юрлицу

С 1 октября 2013 года вступили в силу изменения ГК, которые запретили юридическим лицам взыскивать компенсацию морального вреда. В марте уже этого года Президиум ВС разъяснил, что юридические лица могут защищать свою репутацию путем опровержения опубликованных сведений и взыскания убытков. Но петербургский университет решил, что все равно имеет право на миллионную компенсацию вреда, причиненного деловой репутации вуза от обличающей статьи в онлайн-издании. Дело дошло до ВС, который разъяснил, почему запрет юрлицам взыскивать компенсацию морального вреда не мешает им требовать возмещения вреда, который причинен репутации компании.

Опровержения мало для восстановления справедливости

Администрацию Санкт-Петербургского государственного университета профсоюзов возмутила публикация местного СМИ – Закс.ру. В заметке приводилась позиция молодежной общественной организации "Весна", которая обвиняла ректора вуза Александра Запесоцкого в нарушении конституционного права студентов на свободу слова.

Спустя полтора года после публикации Университет обратился в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском о защите деловой репутации к редакции сайта и его учредителю (дело № А56-58502/2015). Заявитель потребовал признать не соответствующей действительности и порочащей деловую репутацию вуза следующую информацию: "Администрация Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов (СПбГУП) и ректор Александр Запесоцкий нарушают 29-ю статью Конституции, гарантирующую гражданам свободу слова". Именно эти слова представителей движения "Весна" процитировало издание.

Кроме того, истец попросил обязать ответчика удалить статью с сайта издания, разместить опровержение и взыскать со СМИ 1 млн руб. в качестве компенсации вреда, причиненного деловой репутации вуза.

Первая инстанция признала, что материал порочит деловую репутацию вуза, но отказала во взыскании миллионной компенсации. По мнению суда, истец не представил доказательств, которые подтверждают реальные негативные последствия от выпущенной статьи для репутации университета. Судья Светлана Астрицкая постановила лишь удалить спорный материал с сайта издания, опубликовать опровержение и взыскать в пользу университета 6000 руб. за госпошлину.

Апелляция пришла к иному выводу и удовлетворила требования истца полностью. В своем решении апелляционная инстанция сослалась на то, что ответчиками по подобным спорам могут выступать не только авторы высказываний, но и те, кто эти сведения распространил (п. 5 Постановления Пленума ВС от 24 февраля 2005 года № 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц"). Арбитражный суд Северо-Западного округа отменил решение апелляции и оставил в силе акт первой инстанции.

ВС: "Юрлица могут возместить репутационный вред"

Университет не согласился с решением окружного суда и обжаловал его в Верховный суд, чтобы добиться оставления в силе акта апелляции. Адвокат Александр Макаров из АБ "Резник, Гагарин и партнёры", представляющий интересы истца, на судебном заседании уверял, что в процессе произошла подмена понятий: "Суды указали на то, что у истца нет права на компенсацию морального вреда, но заявитель просил о другом – возместить нанесенный репутационный вред, содержание которого отличается от первого".

Юрист подчеркивал, что ст. 152 ГК ("Защита чести, достоинства и деловой репутации") в действующей редакции не исключает взыскания в пользу юридического лица репутационного нематериального вреда. ВС тогда отказал заявителю, оставив в силе акты первой инстанции и окружного суда. Таким образом, СМИ не придется выплачивать миллионную компенсацию (см. "ВС отказался взыскать миллионную компенсацию со СМИ").

В своем акте ВС указывает на то, что запрет юрлицам взыскивать компенсацию морального вреда не мешает им требовать возмещения вреда, который причинен репутации компании. В подтверждение своей позиции судьи ВС ссылаются на Определение Конституционного Суда от 4 декабря 2003 года № 508-О: "Отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание".

Судебная коллегия по экономспорам ВС поясняет, почему она отказалась удовлетворять требования университета: истец не доказал определенного уровня своей деловой репутации и ее умаления.

Эксперты Право.ru: "По существу спор решен правильно"

Дмитрий Серегин, советник юридической фирмы "ЮСТ", объясняет, что в ГК под моральным вредом подразумеваются главным образом физические и нравственные страдания: "В этом смысле юридическому лицу моральный вред действительно не может быть причинен". Однако от морального вреда следует отличать вред деловой репутации, например, снижение доверия к юридическому лицу из-за распространения порочащих сведений, подчеркивает Серегин: "В таком случае пострадавшее юрлицо может потребовать возмещения убытков, но для этого оно должно доказать факт их наступления, связь с подрывом своей репутации и обосновать размер".

Анатолий Семенов, общественный омбудсмен по защите прав предпринимателей в сфере интеллектуальной собственности, считает спорной ссылку ВС на решение Конституционного суда. По его мнению, КС в своем Определении указывал не на допустимость применить "компенсацию морального вреда" по аналогии, а на возможность потребовать "компенсации убытков". Слово "компенсация" в таком контексте не обозначает специальную санкцию, а является синонимом "возмещения" или "взыскания", полагает юрист. Семенов сомневается, что позиция КС в таком случае может преодолеть прямое указание закона и создать новую категорию "нематериальных убытков".

Павел Хлюстов, адвокат, партнер КА "Барщевский и партнеры", уверен, что по существу спор разрешен правильно, но правовое обоснование заявленного требования как нематериальных убытков является неверным. Любые утверждения о том, что по своей правовой природе компенсация морального вреда юридическому лицу относится к неким "нематериальным убыткам", эксперт считает сомнительными, учитывая отсутствие соответствующей нормы в действующем законодательстве. Кроме того, не следует забывать, что взыскание морального вреда или нематериальных убытков по своей правовой природе является мерой юридической ответственности, поясняет Хлюстов: "Последняя может наступать только за те деяния, которые законом, действующим на момент их совершения, признаются правонарушениями (ст. 54 Конституции)". Спикер напоминает, что юрлицо может требовать взыскания вреда, который причинен его деловой репутации, используя нормы о взыскании убытков: "А не положения, которые регулируют компенсацию морального вреда, или режущие слух каждого юриста "нематериальные убытки".

Юридические услуги физическим лицам
1224

Юридические услуги

Также ищите нас в:


Наши блоги: